«Не могла смотреть, как мучаются». Многодетная мать 10 лет травила детей
«Не могла смотреть, как мучаются». Многодетная мать 10 лет травила детей

По данным следствия, жительница уральского поселка отравила двух сыновей, третьему мальчику удалось избежать смерти. Причину гибели еще одного ребенка обвиняемой - умершей 18 лет назад дочери, все еще пытаются установить.

В  Екатеринбурге приговором суда завершилась жуткая история, в которой во время следствия обнаружились шокирующие подробности. В пятницу, 8 декабря, суд приговорил к 18,5 годам лишения свободы 38-летнюю Елену Кордюкову. Ей вменялось в вину убийство двух собственных детей. Одному мальчику не исполнилось и года, второй не дожил до трех лет. Третьего - 8-летнего сына, как полагают следователи, женщина просто не успела отравить.

Знакомый пациент

Клубок событий свердловские силовики начали разматывать еще два года назад. Тогда, в конце осени 2015 года в Областную детскую клиническую больницу из поселка Малышева, что в 70 км от Екатеринбурга, доставили Кордюкову и ее 8-летнего сына. Юный пациент был хорошо известен медикам, давно уже лечившим мальчика, страдавшего болезнью крови.

Еще лучше врачам была известна его мать, у которой, как считалось, от той же патологии умерло уже два ребенка. Подобные печальные совпадения в итоге вызвали настороженность у педиатров. Изучив анамнез, медики заметили, что во время периодической госпитализации здоровье маленького пациента улучшалось, а при амбулаторном лечении - вновь ухудшалось до критического. Еще больше врачей насторожило, что осенью 2015 года женщина просто настаивала, чтобы ее с ребенком отпустили домой, несмотря на то, что сын был еще болен.

Тогда в итоге домой Кордюкову не отпустили. Ребенка оставили лечиться, а женщину допросили в следственном комитете при участии прокурора Екатеринбурга. После этого, Кордюкову арестовали - и аргументы в пользу такой меры пресечения были.

Три сына

Силовики, организовав проверку, выяснили, что женщина регулярно и без назначения врача давала своему сыну лекарство - варфарин. В малых дозах это препарат, снижающий свертываемость крови. При передозировках он вызывает внутренние кровотечения и гибель организма. Подобное средство используется для уничтожения крыс - животные не замечают в корме присутствие безвкусного вещества. На фоне патологии крови не замечали влияния варфарина и врачи, лечившие детей Кордюковой. Хотя, как позже выяснилось, дозировка в тридцать раз превышала максимальную для ребенка.

«По версии следствия, с 2005 по 2006 год женщина давала своему новорожденному сыну тот самый варфарин, зная, что он трудно диагностируется и его употребление может привести к смерти. Состояние здоровья ребенка ухудшалось. Периодически мальчика отправляли в больницу, там негативное воздействие препарата на организм снижалось. Однако мать продолжала «лечить» своего сына варфарином, поэтому в апреле 2006 года он скончался», - рассказала «АиФ-Урал» пресс-секретарь свердловской областной прокуратуры Марина Канатова.

Та же ситуация повторилась и в 2012 году. На протяжении трех лет женщина буквально горстями давала второму сыну препарат, от которого в апреле 2015 года тот скончался в больнице.

Недоказанная жертва

Спустя 8 месяцев после ареста, к середине 2016 года прояснилась полная картина преступления. Следователи подсчитали, что с начала 2000-х годов всего в семье погибло четверо детей, причем первой не стало девочки, которой сейчас было бы 18 лет. После эксгумации останков с малышевского погоста и сложных гистологических экспертиз удалось доказать отравление лишь сыновей. Из-за разложения останков дочери, ее убийство матери вменить не смогли.  Местные СМИ писали про отравленную мать Елены, но доказательств этому тоже не найдено.

Что касается самой Елены Кордюковой, то свою вину она признала косвенно, рассказав, что не могла смотреть, как мучаются ее больные дети. Близкие семьи рассказывают, что пара хотела иметь малышей, но всякий раз те рождались с патологиями. Насколько это соответствует правде  - узнать предстоит врачам, выхаживающим отобранного у матери мальчика. Он, к слову, жив и более-менее здоров.

Последняя надежда

Жители поселка Малышева не верят в то, что Елена могла сознательно убить своих детей. Они даже создавали инициативную группу и собирали подписи в защиту подсудимой. По словам односельчан, женщина и сама была носительницей генетического заболевания, которое по наследству передавалось ее детям. Соседи уверены, что Кордюкова лечила детей. «Внешне семья была благополучная, от отсутствия денег не страдала. С детьми Лена обращалась очень хорошо, была внимательна. Я не могу поверить в то, что произошло, такое ведь только больной человек может сделать. Со всеми детьми она лежала в больнице,  врачи должны были все знать и видеть, но мы точно не знаем, что там происходило», - рассказала жительница поселка Малышева Любовь Сибирякова. Она хорошо знала и мужа Елены Андрея - местного бизнесмена, занимающегося ювелирным ремеслом.

Есть, однако, и те, кто считают, что Кордюковой вообще по состоянию здоровья  не стоило рожать детей - врачи должны были ей это объяснить. Так, друг семьи, Владимир, уверяет, что в случившемся виновата вся система здравоохранения: «Все, кто знаком с семьей Кордюковых, знают, что это неправда. Сейчас, конечно, проще все навешать на человека, чем признать ошибку здравоохранения. Почему умирают дети? Потому что мама плохая! Сказать, что в России не умеют лечить детей, видимо, нельзя! Лена лежала с детьми в больнице под наблюдением, врачи видели все, что давалось, какие лекарства. Или, опять же, если ей нельзя было рожать, то почему это допустили врачи? Они все должны были знать. Но, конечно, своих никто не сдаст». Делать же аборты Елена не могла, поскольку была верующим человеком.

Муж Елены и жители поселка Малышева до последнего надеялись на оправдательный приговор. Но правосудие решило иначе, приговорив женщину к длительному сроку. С учетом двух лет, проведенных в СИЗО, она выйдет на свободу через 16,5 лет. Инициативная группа намерена обжаловать пока еще не вступивший в силу приговор.

 

источник информации ural.aif.ru
фото ura.ru








Run time: 0.1032 sec.